WebMoney против МММ. Пётр Драхвелидзе — «Мавроди был поверхностно знаком с WebMoney»

В обсуждении участвуют: Пётр Драхвелидзе (директор по развитию WebMoney) и Максим Василенко (сценарист фильма «ПираМММида»).

Стенограмма эфира
Ведущий:
— Я хочу подключить Петра, действительно, то что предлагает Сергей Мавроди это такое чёрное зло и нужно калёным железом высекать или это не страшно?

Пётр Дарахвелидзе:
— Безусловно зло, я согласен, что Сергей Пантелеевич не скрывает, что это пирамида и что те, кто не успеет из неё сбежать останутся без своих денег.

Ведущая:
— Но те кто уловит этот момент они же хорошо заработают.

Пётр Дарахвелидзе:
— А вы почитайте в уголовном кодексе определение мошенничества. Определение мошенничества очень простое — это тайное завладение чужим имуществом путём обмана и злоупотребления доверием. Злоупотребление доверием на лицо.

Ведущий:
— Расскажите, всё таки как с этим бороться потому что сегодня все информагенства лихорадит со ссылкой на правоохранительные органы, что пока он ничего не сделал бороться с ним невозможно и все говорят, что спасёт нас разве что Webmoney, который по правилам внутреннего распорядка не допустит беды.

Пётр Дарахвелидзе:
— Ну конечно спасёт, Сергей Пантелеевич думает, что он первый на этом рынке, но мы с 1998 года существуем и таких маленьких, средних и больших Мавроди повидали не мало для него.

Ведущая:
— То есть вы умеете с ними бороться?

Пётр Дарахвелидзе:
— Ну во-первых понятно, что существует некий технический скоринг, процедуры там, демоны, условно говоря программы, которые следят за аномальной активностью. Как только человек вступает в корреспондентские отношения с десятью или ста другими людьми и между ними начинают ходить транзакции понятно, что это повод для системы зажечь красный свет.

Ведущая:
— Что вы делаете, когда зажигается красный свет?

Пётр Дарахвелидзе:
— Таким людям мы откажем в обслуживании, потому что все они при вступлении в Webmoney подписались под тем, что согласны не участвовать в финансовых махинациях, пирамидах, матрицах и прочих схемах.

Ведущая:
— Почему же он так уверен, что у него всё получится именно в Webmoney?

Пётр Дарахвелидзе:
— Во-первых у нас такого пользователя нет и он в своём блоге признаётся, что у нас не регистрировался, видимо поверхностно знаком.

Максим Василенко:
— А вам то почему это плохо? Ведь любые комиссии, любое движение, любая активность на вашей территории это же деньги.

Пётр Дарахвелидзе:
— Простой ответ: потому что это не законно. Более сложный ответ: то что это не гигиенично, если хотите, из моральных побуждений. Вы вспомните 93 год, когда с пирогами и пышками остались организаторы МММ, а с синяками и шишками кто? Помните демонстрацию у МинФина. Сергей Пантелеевич действительно честно говорит о том, что когда то эта пирамида лопнет, но почему то он молчит, что произойдёт в этот момент и кто останется крайним, и на кого падут лучи гнева. Так вот ни по формальным, ни по моральным соображениям быть крайним в этой ситуации мы не хотим.

Ведущий:
— А вот ещё, упомянутый мной, депутат Гос.Думы Павел Медведев, который был здесь три часа назад говорил, что вот пока мы правда ничего сделать не может, но вот скоро скоро мы примем, 31 января, закон о национальной платёжной системе и тогда вот все эти платёжные системы выстроятся в ряд…

Пётр Дарахвелидзе:
— Дай Бог, если Гос.Дума его быстро примет.

Ведущая:
— А для вас это хорошо?

Пётр Дарахвелидзе:
— Для нас это абсолютно равнобедренно, потому что мы работаем в поле банковского регулирования, наши кошельки это не фантики как там Мавроди утверждает, это банковский чек. И собственно мы в дополнительном регулировании не нуждаемся. Но давайте не будем путать тёплое с мокрым. Как бы мы не регулировались, с формальной точки зрения, пирамид, ни один здравомыслящий платёжный инструмент, ни одна платёжная система себе не позволит. Это слишком дурно пахнет и слишком большими потерями обернётся потом.


avatar
  Подписаться  
Уведомление о